Соцсети

Россия проигрывает войну в Украине. И вот почему…

война в Украине

Триумфальное наступление провалено, россиян отлупили под Киевом, а на Донбассе они ползут, как улитка.

Главный недостаток россиян, с точки зрения их эффективности в этой войне, заключается в отсутствии креатива и инициативы. И управленческая модель России оказывается слабее украинской, несмотря на все несовершенство последней, пишет Юрий Богданов, журналист, блогер.

В информационной войне их приемы уже не работают, и Украина, которая опирается на креатив и гибкость, выигрывает в одни ворота. Россияне прибегают к привычной стратегии – делать много контента и тратить на это очень много денег. При этом контент обычно достигает прямо противоположных результатов относительно первоначальных целей из-за потери связи с реальностью.

Они так же действуют и в экономике. Все заливают деньгами, пока они еще есть. И без того тяжелые санкции дополнительно «улучшаются» идиотскими и политизированными решениями Путина и его чиновников.

И что больше всего поражает – такой же комплекс прямолинейных решений в войне. Рельсовая война, где очень дорогие ракеты тратятся на не очень дорогое железнодорожное полотно. Наступательные действия, которые опираются исключительно на применение огромного преимущества сил и средств, но не опираются на более или менее адекватное планирование и не предусматривают никакой гибкости решений. Сказали идти налево – идешь налево, пока не умрешь.

В итоге вместо триумфального наступления и захвата Украины под Киевом тебя лупят, на Донбассе ты ползешь, как улитка, пока не закончатся остатки современной техники и люди, а на юге ситуация с победной меняется на все более неопределенную.

Почему так происходит?

Во-первых, россияне привыкли к превосходству в ресурсах 1000 к 1. Как в Сирии. Как в Грузии. Как в Чечне. Когда преимущество не такое существенное, оно прекращает линейно работать. И это Украина еще не получила всего, что ей обещали и что сократит преимущество России в ресурсах еще существеннее.

Во-вторых, россиян губит отсутствие конкуренции и демократии. Когда ты 20 лет консервируешь систему, когда твои министры на своих должностях по 10-15 лет не из-за своей эффективности, а потому что они – члены твоей банды, креативность и гибкость мозга умирает, зато остается расчет на «порешаем» и бабло.

В-третьих, деньги российского бюджета – это «легкие» деньги, о которых не надо отчитываться. Снимать ренту с нефти, газа, металлов очень просто. Население России неприхотливо. Поэтому воруют обычно все 100%.

В-четвертых, в российской власти и среди людей, принимающих решения, практически нет людей из бизнеса. Бизнес требует принятия решений в условиях ограниченных ресурсов – денег, времени, технологий, людей. Поэтому думать нелинейно – жизненная необходимость.

В-пятых, российская управленческая модель – с отсутствующей системой горизонтальных связей. Взаимодействие между различными службами и ведомствами в России не приветствуется и фактически запрещено. Почему? Потому что боятся мятежей и неконтролируемой инициативы. В результате российская система фактически утратила способность к внезапности и инициативным действиям.

В-шестых, российская система лишена обратной связи. Главное – чтобы отчеты нравились начальнику, а не отражали реальность для принятия более или менее компетентных решений.

Написанное не говорит нам о том, что наша управленческая модель – совершенна.

Нет. У нас много неэффективности, некомпетентности, коррупции и кумовства. Особенно на среднем уровне. Это знает любой человек, работающий со штабами, средним уровнем госуправления или силовыми ведомствами.

Нет. Наше преимущество над россиянами в этом вопросе недостаточно пока. Должно быть еще лучше. Гораздо лучше. Чтобы полностью компенсировать их временное преимущество в ресурсах мы должны работать над своей эффективностью. Каждый менеджер и работник на своем уровне.

Но.

Да. Демократия. Конкуренция. Многие люди из реального бизнеса во власти, оппозиции, на уровне регионального управления и в Вооруженных силах – это большое преимущество Украины. Многочисленные горизонтальные связи и умение работать в условиях неопределенности – это большое преимущество.

Наши преимущества сейчас очень полезны. И они должны стать еще более полезными после победы над Россией.

«Антикоррупционная правда»