Соцсети

Война смоет всех: когда вымрут олигархи в Украине

украинские олигархи

Украинские олигархи пережили нескольких президентов, две революции, «гибридную» российскую агрессию 2014-2021 годов и две волны «деолигархизации», но теперь настали непростые времена и для них тоже. Масштабное российское вторжение, уничтожение предприятий и инфраструктуру грозит существенным сокращением материальной базы крупного бизнеса, что может потянуть за собой утрату и политического влияния. На этом фоне президентские «слуги» не исключают, что к концу войны Украина вовсе останется без олигархов. Насколько такие прогнозы могут быть реалистичными, читайте в материале «Апострофа».

Война «смоет» олигархов?

Олигархи отреагировали на российское вторжение по-разному. Самый богатый украинец Ринат Ахметов жестко осудил агрессию, назвав Владимира Путина военным преступником. Другие представители олигархата (братья Суркисы, Вадим Рабинович, Сергей Левочкин и Александр Ярославский) покинули Украину, рискуя утратить былое влияние.

Игорь Коломойский, хоть и оставшись в стране, ушел из публичного пространства. Кум российского президента Виктор Медведчук, который до санкций СНБО был «полноценным» олигархом, сидит в изоляторе СБУ, ожидая приговора суда.

Влияние «олигархического цеха» в силу объективных причин ослабло, из чего представители команды президента Владимира Зеленского сделали далеко идущие выводы. Глава президентской партии «Слуга народа» Елена Шуляк высказала мнение, что к завершению войны в Украине олигархат как явление может исчезнуть.

«Я напомню, что закон об олигархах был первым и самым сложным шагом к изменению существующей экономической и политической основы страны. После реестра, который должен был заработать в мае, последовали бы и другие шаги. Включая изменения антимонопольного законодательства и подходов к финмониторингу», – заявила народный депутат в интервью «Зеркалу недели».

Елена Шуляк не смогла ответить, как «антиолигархический закон» будет работать в условиях боевых действий и какой в нем сейчас смысл, но она уверен, что к концу войны в стране естественным путем может вообще не остаться олигархов. Причем без всяких «раскулачиваний».

«Я уверена, что нам удастся выстроить абсолютно цивилизованную систему координат для сосуществования государства и крупного бизнеса. Однако если быть совсем честными, то у нас и сейчас есть антимонопольное законодательство и институции в этой сфере. Где, к сожалению, всегда присутствовали если не ставленники олигархов, то люди, через которых они защищали свой интерес и влияли на государственные и политические процессы», – отметила Елена Шуляк.

Определенная логика в мыслях главы «Слуги народа» имеется. Рашисты методично разрушают промышленные объекты и инфраструктуру, уничтожая не только украинскую экономику, но и материальную базу тех же олигархов.

С другой стороны, как настаивают политические наблюдатели, война сама по себе не может отделить крупный бизнес от политики и госуправления.

«Наивно полагать, что олигархическая система исчезнет на фоне боевых действий. Персоны, ставшие олигархами на волне 90-х годов, обрели такой статус, в том числе, потому что оказались умнее, решительнее и смелее остальных. Они сполна воспользовались возможностями, открывшимися после краха СССР. Ничто не мешает этим же персонам воспользоваться возможностями уже послевоенной Украины. Тем более сейчас, когда основным игроком в экономике становится государство. В условиях, условно говоря, «казенного капитализма» новыми олигархами могут оказаться персоны, обогатившиеся на госзаказах», — говорит политический аналитик Александр Кочетков.

Вывихи «антиолигархической политики»

Найти «управу» (в своем понимании) на олигархов пытались все президенты, кроме двух: Леонида Кравчука и Леонида Кучмы. При первом главе государства олигархов еще не было, а «красные директора» не имели такого политического веса.

При Леониде Кучме олигархат и возник. Причем на то были и объективные причины. В условиях становления рыночной экономики власти приняли решение отдать стратегические отрасли в руки нескольких персон. Пять-десять крупных бизнесменов проще контролировать, нежели сотню и больше. С другой стороны, новым хозяевам самим пришлось ломать голову над тем, кто будет производить и куда сбывать продукцию в условиях отсутствия советских министерств-распорядителей и всесильного Госплана.

Государство в лице Администрации президента ушло из активной экономики, но осталось в роли надсмотрщика и относительно нейтрального арбитра. Второй срок Леонида Кучмы – завершающий период формирования «классического» украинского олигархата.

Виктор Ющенко на волне первого Майдана обещал отделить крупный бизнес от политики, уменьшив влияния мафиозных структуру на экономику (известный лозунг «Бандитам – тюрьмы»). В итоге его «любі друзі» (к их числу относили и Петра Порошенко) из миллионеров стали миллиардерами.

Именно при Викторе Ющенко и укрепилась порочная система, при которой олигархи, используя медиа и демократические процедуры, заводят своих людей во власть, создают или получают контроль над монополиями и садятся на потоки.

«У нас любого крупного бизнесмена называют «олигархом», что не совсем правильно. Ведь дело не только в финансовом состоянии. В наших реалиях, олигархи – это люди, располагающие одновременно высоким статусом в бизнесе, существенными активами, медийные активы (прежде всего, телевидение) и имеющие политическое влияние: собственную партию или политический инструмент», — говорил глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

Виктор Янукович «боролся» с олигархатом, пытаясь заставить всех работать на свою «Семью». Все закончилось Евромайданом и российской агрессией, продолжающейся до сих пор.

Слово «деолигархизация» громко произнес пятый президент Порошенко, но все свелось лишь к «раскулачиванию» его противника Игоря Коломойского. Вопрос – как Петр Порошенко, сам будучи олигархом, реально мог ликвидировать клановую систему – абсолютно риторический.

«Бороться с отдельными олигархами бессмысленно, нужно воздействовать на систему, их породившую. На уровне села «олигархом» может быть даже хозяин продуктового ларька. Просто только ему одному разрешили поставить такой ларек, так как он — кум главы сельсовета. Надеюсь, что сейчас, когда перед нами замаячила перспектива вступления в ЕС, власти вместо «войны» с олигархами предложит им модель отношений, выгодную для всех – систему прозрачных правил игры. Бизнес должен получить возможность богатеть вместе со страной, а не благодаря близости к власти. Сейчас такой шанс появился», — говорит старший экономист аналитического центра CASE Украина Владимир Дубровский.

Финал олигархического консенсуса

Наиболее активно против политического влияния крупного бизнеса выступил действующий глава государства Владимир Зеленский. С подачи Банковой был принят так называемый «антиолигархический закон», содержащий массу политических противоречий и юридических коллизий. Нежелание тогдашнего спикера Дмитрия Разумкова принимать проект в таком виде и не дожидаясь выводов Венецианской комиссии, в итоге стоило ему кресла главы парламента.

«Деолигархизация» от Владимира Зеленского быстро начала давать сбой. В итоге Офис президента обвинили в том, что его руками Игорь Коломойский расправляется с конкурирующими олигархами (прежде всего, с Петром Порошенко, Виктором Медведчуком и Ринатом Ахметовым), в то время как лояльные к власти олигархи «второго дивизиона» систематически получают разные «плюшки».

Политические и экономические эксперты настаивали, что для реальной «деолигархизации» Баковой следовало бы начать с модернизации антимонопольного законодательства, дабы у отдельных кланов не было преимуществ перед другими. Сейчас из слов Елены Шуляк следует, что вопрос корректировки антимонопольной политики оставили «на потом», что лишний раз заставляет усомниться в искренности «слуг».

Пока украинский олигархат после каждого политического катаклизма выходил еще более организованным и окрепшим. Неужели масштабная война с РФ никак не отразилась на кланово-олигархической системе?

«Мы наблюдаем не крах олигархической модели, а завершение олигархического консенсуса и статус-кво в отношениях крупного бизнеса и власти. «Промышленные» олигархи оказались в ситуации, когда их индустриальные объекты уничтожаются или уже уничтожены. Вторая группа олигархов, бизнес-модели которых не базируются на промышленности, заинтересованы в «переучреждении» Украины, дабы избавиться от старого «хвоста» в виде судебных исков, колоссальны долгов и предприятий-банкротов», — отметил финансовый и экономический аналитик Алексей Кущ.

Как только ситуация с войной более-менее стабилизируется, Офису президента придется вновь стать арбитром между конкурирующими кланами. И тут возможны два варианта: либо власть и бизнес договариваются о четких правилах взаимодействий ради восстановления страны или продолжается старая игра в «своих» и «чужих», которая уже стоила Украине существенных политических и экономических потерь.

«Антикоррупционная правда»