Соцсети

Конфискуют ли в Украине активы российского «вора в законе» Миши Лужнецкого?

Миша Лужнецкий

Михаил Воеводин-Лужнецкий начал свой путь к криминальным вершинам уже давненько. В результате достиг вершин в этом мире – получил статус «вора в законе». Но куда более интересно то, как его группировка, чье название происходит от названия стадиона «Лужники» в Москве, более двадцати лет контролирует значительную часть экономики Украины и находит общий язык со всеми властями Украины – от Кучмы (как минимум) до Зеленского включительно.

Удавалось ему это всегда – повторимся, при всех властях без исключения: при Кучме, Ющенко, Януковиче, Порошенко – все это время активы «лужниковских» в нашей стране прирастали новыми объектами. При власти нынешнего президента Зеленского член Лужниковской ОПГ и доверенное лицо Воеводина-Лужнецкого Борис Баум стал человеком, который имел ключевое влияние на то, каким образом в Украине легализировался игровой бизнес.

Но еще большее впечатление производит эпопея с попыткой полиции запретить лидеру Лужниковской ОПГ Воеводину въезд на территорию Украины, которая вдребезги разбилась в судах в 2020 году.

Причем под словом «полиция» надо понимать среднее звено, а не ее руководство или же министра внутренних дел. Именно рядовые следаки и опера пытались добиться запрета на въезд «вору в законе» Михаилу Воеводину, фигуранта списка Интерпола, в котором он и значится именно в этом статусе – «вор в законе»:

Их прямое руководство делало вид, что ничего не происходит. Инициатива о запрете въезда Воеводину исходила снизу. И он некоторое время действовал, пока адвокаты Миши Лужнецкого не обратились в самый гуманный суд в мире – украинский.

В 2020 году, как раз тогда, когда украинская власть собиралась легализировать игральный бизнес в нашей стране, а «дорожную карту» этой легализации прописывал упомянутый выше Борис Баум, Михаил Воеводин обратился в суд с иском относительно отмены запрета ему въезда в Украину. Суд первой инстанции оперативно это решение принял.

Но тут внезапно случился сбой в системе МВД и СБУ – строптивые опера, вместо того, чтобы «взять под козырек», это решение начали обжаловать. В результате всё сосредоточилось в Шестом апелляционном административном суде. Эпопея была долгой – адвокаты Воеводина занимались тем, что по очереди отводили судей. Благодаря этому судебное заседание затянулось так, что просто всем надоело, и на него перестали обращать внимание.

И именно в этот момент случилось то, чего и добивались адвокаты Миши Лужнецкого – в одном из заседаний суд отменил российскому «вору в законе», лидеру одного из наиболее мощных на постсоветском пространстве преступных сообществ Михаилу Воеводину запрет на въезд в Украину.

На решение суда никак не повлияли аргументы полиции о том, что Михаила Воеводина никто не исключал из списка Интерпола как действующего «вора в законе». Именно на этом факте базировалась юридическая позиция как НПУ, так и СБУ, которые пытались отстоять решение о запрете въезда Воеводину в Украину. Причем эти сведения в так называемый «Зеленый лист Интерпола» были внесены на основе прямого обращения полиции Российской Федерации.

Но суд внял каким-то другим аргументам. Случилось это в 2020 году, именно тогда, когда Верховная Рада приняла закон о легализации игрового бизнеса, а президент этот закон подписал.

Почему же все-таки Михаил Воеводин так рвался в Украину? Дело в том, что Лужниковская ОПГ имеет в нашей стране немаленькие активы. Которые после 2014 года и после того, как один из ключевых участников этой ОПГ – Александр Бабаков, вице-спикер Госдумы РФ – попал в санкционные списки, вызванные аннексией Крыма, «Лужниковцы» начали активно реструктуризировать и прятать за именами подставных владельцев.

Воеводину кровно необходимо было лично проконтролировать этот процесс и заодно провести ревизию наявных активов на месте. Основными активами Лужниковской ОПГ и Михаила Воеводина в Украине являются пять облэенрго. А именно – «Херсоноблэнерго», «Кировоградоблэнерго», «Житомироблэнерго», «Ровнооблэнерго», «Черновцыоблэнерго». Это все компании критической инфраструктуры, которая обеспечивает поставку электроэнергии в дома миллионов украинцев сразу нескольких областей.

Это криминальный авторитет объединил в своих руках 5 облэнерго. Записаны они на граждан стран ЕС. Среди них, в частности, гражданка Германии Марина Ярославская, которую называют женой Евгения Гинера (еще один ключевой член Лужниковской ОПГ), и гражданин Латвии Валтс Вигантс, доверенное лицо Александра Бабакова.

Эти же трое граждан РФ (Воеводин, Бабаков, Гинер), приближенных к Кремлю, контролируют запорожское предприятие «Днепроспецсталь» – крупный завод, специализирующийся на производстве стали, и обширную сеть гостиниц по всей стране – Premier Hotels & Resorts – среди которых пятизвездочные «Премьер палац» в Киеве и «Премьер отель» в Одессе. Отдельные гостиницы и контрольный пакет акций завода записаны на Наталию Селиванову – гражданскую жену Михаила Воеводина.

Факт владения всеми этими активами отрицается, но подтверждение того, что владеют этим имуществом именно представители «лужниковцев», пришло от ГБР, которое в апреле 2022 года наконец взялось за расследование того, о чем давно известно и полиции, и СБУ, и журналистам.

«У нас есть следственная версия, которая исследуется. Что группа граждан Российской Федерации, приближенных к руководству страны-агрессора, приобрела на территории Украины активы критической инфраструктуры и других коммерческих объектов путем совершения тех или иных сделок и махинаций. Все эти обстоятельства мы проверяем. Сейчас досудебное следствие продолжается по пяти статьям Уголовного кодекса Украины. Во главе этой организации стоят граждане Российской Федерации Александр Бабаков, Евгений Гинер и Михаил Воеводин», – рассказал прокурор Офиса генпрокурора Роман Тулин.

Однако для того, чтобы, наконец, подтолкнуть власти Украины к расследованию, потребовался очередной скандал. Вскоре после того, как Верховная Рада приняла закон, который предусматривает механизм конфискации российских активов в Украине, в апреле 2022 года в «Премьер Палац» в Киеве пришла большая группа вооруженных людей в камуфляже. Которую сопровождали журналисты.

Последним, в свою очередь, были продемонстрированы схемы владения активами Лужниковской ОПГ в Украине и названы фамилии подставных людей, на которых они оформлены. То есть именно те материалы, на которые сейчас опирается ГБР в своем расследовании, которое оно вынуждено было начать после этой публичной акции и то, которое не начинало до апреля 2022 года, делая вид, что ничего не происходит.

Ясно, что группе активистов в камуфляже, акция которых и принудила, наконец, Государственное бюро расследовании признать очевидное и возбудить уголовное дело против Лужниковской ОПГ и Михаила Воеводина, кто-то слил необходимую информацию.

Ясно, что этот «кто-то» находится внутри правоохранительной системы и давно разрабатывает Мишу Лужнецкого-Воеводина. Но, как бы там ни было, ГБР вынуждена была предпринять необходимые действия.

Момент для этого активисты и те люди в недрах правоохранительных органов, которые все это координировали, выбрали подходящий – Киев как раз приходил в себя от ужаса оккупации окрестных городов и сел, кадры из Ирпеня и Бучи вызывали ярость против всего российского.

Потому ГБР деваться было некуда – хотя менеджмент «Премьер Палаца» (и других фирм «лужниковцев) пытался откреститься от своих бенефициаров, уголовное дело таки было возбуждено: в ГБР прекрасно понимали, что в следующий раз вооруженные защитники Киева могут наведаться уже к ним.

Теперь же, по прошествии трех месяцев с момента возбуждения уголовного дела, возникает логичный вопрос – а будет ли доведено до конца это дело, основным фигурантом которого является Михаил Воеводин, успешно договаривавшийся со всеми властями Украины – от Кучмы до Зеленского включительно – все эти годы?

На такую мысль наталкивает то, что в публичном пространстве стали появляться заявления представителей Лужниковской ОПГ о том, что они не имеют отношения к этим активам. В сущности, повторяется уже набившая оскомину история – активы переписаны на других лиц, а бенефициары делают вид что ничего не знают.

Подтверждением этого служит интервью Виллиса Дамбинса, где он утверждает, что ни Гиннер, ни Бабаков, ни Воеводин не имеют отношения к облэнерго. А их бизнес яростно поддерживает Украину в войне, которую развязала Россия. Ну и так далее – все то, что мы годами слышали от, например, Медведчука и Коломойского.

Позволит ли украинское общество скормить себе этот бред и дело об очередных преступниках, имеющих связи на самом верху, будет опять успешно похоронено? Ответа на этот вопрос пока нет.

«Антикоррупционная правда»